23 мая 2018, среда
Областные новости
18.05.2018
На конференции «Единой России» «Направление 2026», которая пройдет 21 мая, будет предложено создать внутрипартийную систему оценки деятельности депутатов всех уровней, являющихся членами «Единой России».














  








  

 

TestsBox:
1233 онлайн теста
бесплатно!

 

Социальная сфера

08.05.2018

ОНИ РЯДОМ С НАМИ В БЕССМЕРТНОМ ПОЛКУ!

Оба моих деда ушли на фронт в первые дни войны, только один из них погиб в самом начале, а второй с ранениями дошел до Берлина, вернулся домой и скончался в 1989 году. Чтобы освежить память набираю в интернете фамилию, имя, отчество своего деда по отцовской линии «Данилов Марк Ермолаевич» и сразу нахожу о нем информацию: пропал без вести. Правильно, бабушка рассказывала, что уже глубокой осенью 1941 года получила извещение. По ее словам, это был очень умный, эрудированный человек с высшим педагогическим образованием.  Работал он директором в чувашской средней школе. В те предвоенные годы в Неверкине были две школы – русская и чувашская. Сразу после того, как деда признали без вести пропавшим, бабушку, с пятилетним сыном (моим отцом), выселили из служебной квартиры на улицу. И, естественно, никакой пенсии ей тоже не полагалось. Отца она поднимала сама, родственников в районе у них не было, но каким-то образом она и сына выучила, он тоже стал учителем, как и его отец, и дом сама построила. Всю жизнь была верна его памяти, ни разу не глянула ни на одного мужчину, а судя по фотографиям была красивой и статной женщиной. Лишь в середине 80-х г., когда уже не стало ни ее, ни моего отца Евгения Марковича, мы получили письмо от следопытов. Пионеры и комсомольцы сообщили нам, что наш с сестрой дедушка погиб как герой. В составе частей и подразделений, принявших первый бой на подступах к городу Калинину 13-14 октября 1941 года был сводный батальон высшего военно-педагогического института, где служил и Марк Ермолаевич в звании ст. политрука.

 В декабре 1941 г. после освобождения г. Калинин в землянке в районе Рябеевских дач были обнаружены сложенные штабелями смерзшиеся трупы в форме  политруков. Их тела были изуродованы, перед входом в землянку двоих нашли повешенными. Это был тот самый отряд из состава сводного батальона института, который немцы после расчленения позиции батальона прижали к реке. Это были те самые политруки, которые в донесении начальника института о безвозвратных потерях  учтены как пропавшие без вести. Но они не пропали без вести, а погибли в бою, и свой долг выполнили до конца. И спустя почти 40 лет следопытам удалось установить их личности. Также ребята прислали областную газету, в которой было опубликовано письмо-треугольник, которое нашли у деда в кармане. Не передать словами, какие чувства я испытывала, читая его: «Дорогие мои Полюшка и Женя, я очень скучаю по вам, и хочу, чтобы вы знали, мы разобьем врага. Немцу не видать Москвы, как своих ушей. Люблю вас, родные мои. Поля, береги сыночка». А в то время германские войска уже вплотную подходили к столице, и до последнего боя оставалось так мало дней. И так мало жизни. 

Зато второй дед навоевался на все сто. Практически пешком (так как служил в пехоте) дошел до Берлина. Имел многочисленные награды – медали и орден. И опять привожу цитату из интернета – выписку из какого-то военного документа о представлении к награде: «Разведчика 4 батареи, сержанта Елескина Степана Александровича, за то, что участвуя в боях на Кандалакшском направлении, отражая атаки противника, показал храбрость и отвагу, будучи тяжелораненым оставался на поле боя. В боях за Сталинград в составе мото-полка 38 армии  был вторично ранен. Будучи раненым, увлекал своим примером остальных товарищей, чем способствовал выполнению боевой задачи роты».

 Вернулся с фронта не с пустыми руками, привез трофейный фотоаппарат на стойке, которым потом много лет кормил семью, делая фотографии всем желающим для документов и просто так, на память. А еще, вспоминает моя мама Татьяна Степановна, тогда ей исполнилось как раз 5 лет, и отца она, конечно, не помнила, когда он уходил на фронт ей был всего один год. И тут такой праздник, Победа, и отец ей привозит из Берлина роскошное пышное розовое платье. И какое горе, и сколько слез было выплакано маленькой девочкой, когда ее  мать обменяла на толкучке в Кузнецке это платье на продукты. Дед Степан, которого я очень хорошо запомнила, вообще был уникальным человеком, мастером на все руки – и печку сложить, и валенки свалять и многое другое. Имея неполное среднее образование, несколько лет проработал заведующим сберкассой в Неверкине, а до пенсии работал лесником, жил с бабушкой на кордоне. Сейчас, когда я рассказываю о нем уже своим внучкам, я понимаю, сколько теплоты и нежности было у солдата, который прошел всю войну и видел столько горя и смертей, к  нам, своим внукам. Он был, как волшебник, выполнял все наши желания, баловал, как никто. Поколение переживших войну уходит в прошлое, и нам всем нельзя забывать о героях, это наша история, наши корни.

Каждый год, 9 мая, на демонстрацию выходят уже их праправнуки,  с гордостью несут в Бессмертном полку фотографии своих дедов. Ведь они живы, пока жива  память о них.

Оставить комментарий